+7 915 305 36 37

Время революционных идей и их воплощений.

Габриэль очень высоко ценила свои физические данные. Но, сознавая, что она слишком худощавая для своей эпохи, придумывала наряды не облегающие, а наоборот, скрывающие этот недостаток.

Коко была наблюдательна и практична. От ее цепкого взгляда не ускользала ни одна деталь, находя воплощение в оригинальных фасонах будущих коллекций. Так появилась кожанка на манер жокейской; матроски, что носили нормандские моряки; холщевая юбка и многое другое.

Шанель как творческий новатор в мире моды открыла для всего мира трикотаж. Он по своим качествам, как считала Коко, как нельзя лучше подходит людям, занимающимся спортом и отдыхающим на курортах. До нее трикотаж использовали только лишь на рабочие жилеты и шарфы для простого люда. Конечно же, все, что предлагала Шанель своим клиентам, она пробовала на себе.

Тенденции в моде, предлагаемые Шанель, были диаметрально противоположными тому, что предшествовало появлению Габриель, и что предлагал  высшему обществу известный  в то время кутюрье - Поль Пуаре: корсеты, кринолины, длинные платья…Не удивительно, что жаждущие раскрепощения многие богатые  барышни с туго набитыми кошельками толпами повалили в ателье на рю Гонто-Бирон.

3 августа 1914 года началась война и Габриэль подумывала о закрытии предприятия. Однако у нее хватило смелости последовать совету своего дальновидно поклонника и не приостанавливать производство. И именно в этих условиях Габриэль по-настоящему начала сколачивать себе состояние. У клиентуры не оставалось выбора – бутик Коко был единственным, который по-прежнему работал.

Удивительная способность приспосабливаться к новым условиям всегда была присуща Шанель. Это была простая и удобная мода, продиктованная обстоятельствами. Зимой 1916 года, когда материю стало трудно найти, Коко потребовалась ткань дешевая, немногим отличающаяся от трикотажа, из которой при умелом обращении, конечно, можно было бы сшить благородные и качественные вещи. И она ее нашла у одного текстильного фабриканта Родье. Дело в том, что, заказчики забраковали новую ткань, посчитав ее слишком грубой даже для мужского нижнего белья. Это была пария джерси. Коко скупила все, не торгуясь, заказав даже новую партию. Но Родье заупрямился, боясь остаться с партией непродажной материи, и заявил, что пока Габриэль не докажет ему, что сможет шить из джерси достойные красивые вещи, он не выполнит заказ. Тогда упрямица Шанель сшила почти по-монашески простой ансамбль и часто появлялась в нем в публичных местах. В комплект входила джерсовая куртка-труакар, которая никак не хотела подчеркивать талию. Ткань оказалась слишком капризной, и попытки сделать прилегающий силуэт заканчивались растяжением петель. Но Габриэль и тут нашла решение проблемы, отказавшись от…талии.

В 1916 году на страницы «Харперс Базар» попало платье, не имевшее талии, вместо которой был завязан шарф, небрежно свивавший на бедрах. Причем оно было укорочено с небывалой для той поры смелостью. У Пуаре женщина чуть приоткрыла ногу, а Габриэль полностью обнажила лодыжку и даже чуть выше. Произошла революция в мире моды! О, Шанель! Браво, Шанель!

 Родье признал свою ошибку и принялся за выполнение заказа. И ткань, что раньше шла только на нижнее белье, стала использоваться для пошива элегантных платьев и костюмов. И в этом заслуга Габриэль.

«Я вернула женскому телу свободу», - говорила Шанель. И, действительно. Платья Шанель с нарочитым отсутствием талии, отказ от стремления акцентировать бюст и ягодицы, укороченные юбки – все это делалось в духе возрастающей свободы женского тела, облаченного в раскованные одежды.

Репутация дома моды Шанель, достигнув европейского масштаба, шагнула за океан. С 1915 года в «Харпер Базаре» уже можно было прочитать: «Женщина, у которой в гардеробе нет хотя бы одной вещи от Шанель, безнадежно отстала от моды.» И с 1917г. Клиентками кутюрье стали и американки, для которых Габриэль заменила черные и темно-серые тона на ,например. красно-бордовый и зеленый. К тому же она разнообразила и материалы. Это были не только джерси, но и атлас, крепдешин, саржа, бархат, шелк, тюль, кружево. Появились меха, те, что считались заурядными: кролик, крот, бобер, в разрез дорогостоящим и труднодоступным мехам вроде  норки или соболя.

Шанель как и прежде имела успех. И в 1921 году Габриэль предложила миру парфюм, который получил название «Шанель № 5». Никто до этого не называл духи своим именем. Образец духов под номером 5, который больше всего понравился Шанель, был предложен Эрнестом Бо. Кстати, Бо был уроженцем Москвы, отец которого был французем и работал в Санкт-Петербурге в области парфюмерии для императорского двора. Это была та магическая цифра 5 , которая врезалась в память Шанель еще в те времена, когда она вглядывалась в мозаику, устилавшую галерею второго этажа у монахинь в Обазине. Шанель поставила на это число как ставят на то или иное число в казино.И выиграла!  Великая кутюрье, хотя и не могла вникнуть в тонкости химии, зато обладала врожденным даром узнавать лучшее во всем, в том числе и в парфюмерии. Аромат «Шанель № 5» ни у кого не вызывал ассоциации ни с одним из знакомых запахов цветов, ни с каким-либо сочетанием цветочных ароматов. Все потому, что в их изготовлении были использованы альдегиды – синтетические продукты, к тому же усиливающие стойкость аромата и заставляющие его «вибрировать». Это, по истине, были революционные духи!

Профессиональный успех Габриэль упрочивается как никогда прежде. Короткие волосы, плоская грудь, брюки-клеш, как у моряков, в устах – сигарета в полметра длиной. Таков тип женщины, выведенный на страницах романа Виктора Маргерита «Холостячка», принесший Коко бесплатную рекламу.

Законодательница мод упрямо насаждает короткие волосы. И куаферы без жалости кромсают женские кудри по всей Франции.  Женские прически диктовали появление новых фасонов шляп. Шляпа в форме колокольчика надвигалась на голову до самых бровей, передний край ниспадал на глаза.

Тенденции Шанель в одежде все также имеют успех. Пояс опускается все ниже. У новых платьев форма карандаша, женские выпуклости исчезают и нетрудно заметить. Что этот стиль соответствует физическим данным его изобретательницы.

Поль Пуаре , несмотря на огромный успех Габриэль, не думал сдаваться и шил по-прежнему пышные платья, используя тяжелые ткани, окрашенные в яркие цвета.

Однажды, на премьере в Гранд-опера  Габриэль, созерцая туалеты зрительниц, признала, что соперник обставил ее. С раздражением она воскликнула: «Так больше продолжаться не может! Я их всех переодену в черное!» Так появилось маленькое черное платье на каждый день – узкое, прямое из крепдешина с тщательно подогнанными рукавами. Таким образом,  воплотилась мечта Шанель сделать моду достоянием улиц.


Дмитрий Денисов Дмитрий Денисов
Разработано в DESA.ru
Cтилист имиджмейкер Дмитрий Денисов.
Copyright © ddstylist.ru